Секреты натуральной и органической косметики

Чем натуральная косметика отличается от органической? Правда ли, что органическая косметика менее эффективна и почему органическая косметика порой имеет такой резковатый и даже неприятный запах?

Все самые важные и местами даже каверзные вопросы я задала эксперту в области косметической химии, химику-технологу компании Эколайф-Украина, Юлии Гагариной.

Смотреть видео на ютубе:

Натуральной косметикой можно назвать всё, что угодно

Ольга Фем: Юлия, как обычному человеку в магазине или покупке онлайн определить, что косметика действительно натуральная или органическая? Нужно просто принимать на веру надпись на этикетке или всё-таки есть какие-то способы убедиться, что производитель говорит правду?

Юлия Гагарина: К сожалению, сейчас ситуация такова – чётко верить этикетке можно только тогда, когда написано Органика. Или стоит какой-нибудь значок сертифицирующего органа.

Если кто-то сделал хороший продукт, пусть даже из органического сырья, и решил продукт не перепроверять (чтобы третьи лица не смотрели), а просто написать “Органика” – это вылавливается на рынке и за это серьезно штрафуют. При чём во всех странах. И у нас в Украине это очень хорошо поставленный контроль. За слово “Органика” наказывают, если у производителя нет документов.

За слово “натуральный” не наказывают пока что нигде. По одной простой причине – во всём мире нет чётко прописанного определения, что является натуральным.

Я всегда шучу: если ты добавил в свой крем чайную ложку чая, который сейчас пил, в принципе одна молекула чего-то хорошего там теперь есть, ты уже можешь назвать продукт натуральным. 🙂

Это не означает, что если люди написали “натуральный продукт”, он натуральным не является. Может быть всё хорошо, но без сертификата. В таком случае надо копать вглубь – какая марка, что делает, почитать составы.

В мире эту область пока стараются не регулировать, хотя попытки есть. Европейский союз сейчас разрабатывает подобные документы. Это даже будет в формате ISO. Но пока мы до этого дойдём… В общем слово натуральный это так.

Ольга Фем: Получается, обычному человеку, который  слабо разбирается в косметической химии, слово “натуральный” приходится принимать на веру. А вот слово “Органика” и сертификат – это уже серьёзно.

Юлия Гагарина: Да это уже гарантия того, что продукт соответствует написанному.

Какая косметика лучше

Юлия Гагарина:  Теперь у человека возникает вопрос – мне надо органическое или натуральное?

Вполне возможно, что достаточно натурального продукта. Натуральной может быть база. Допустим я делаю крем – база абсолютно натуральная, консервант натуральный, ингредиенты хорошие, даже органические.

Но для эффективности я ввожу в состав какие-нибудь пептиды. Просто потому, что я хочу, чтобы у клиента был быстрый эффект (ботокс эффект или лифтинг). А нельзя! С точки зрения органики – пептиды нельзя.

Ольга Фем: Потому что это продукт биотехнологий.

Юлия Гагарина: Да. И получается, что тогда я ухожу из области органики в натуральную. Но это не плохо для клиента! Потому что эффективное вещество из биотехнологических источников, а всё остальное органическое. Почему нет?

Откуда столько органики? В мире нет такого количества сырья!

Ольга Фем: Среди покупателей есть мнение, что в мире просто нет такого количества сырья, чтобы десятки брендов продавали сертифицированнуюю органику литрами.

Мол, это всего лишь маркетинг. Производители просто паразитируют на тренде на здоровый образ жизни. Или всё таки ромашек, выращенных на чистых альпийских лугах, пока ещё достаточно на загаженной человеками планете?

Юлия Гагарина: Хватает 🙂 Косметика состоит не только из ромашки. То есть не только из растительного сырья. Значительно больший массив уходит на растительное масло, какой-нибудь воск, на систему эмульгаторов, на такие страшные звуки как “эмоленты”. И важно, чтобы это всё это было сделано чистым способом из чистого сырья.

Экстрактов ромашки реально хватает. Под органическое сельское хозяйство стали выделять значительно больше земельных угодий. Это выгодно! Это стоит дороже и фермерам просто выгоднее это продавать.

Если смотреть аналитику, во всём мире каждый год растёт именно сектор натурального, органического сырья. Это просто тренд!

Сейчас все компании, которые производят косметическое сырьё, все туда идут. Что мы в результате имеем? Есть запрос со стороны сырьевиков, и те, кто выращивает сырьё, высвобождает под это площади. Больший объём производится – соответственно дешевле для нас, производителей и разработчиков, стоит само сырьё.

Раньше, допустим 10 лет назад, чтобы сделать органический продукт и запустить одну позицию крема, столько надо было набрать сырья, что, условно говоря, приходилось заморозить стоимость квартиры. Сейчас на это уходит в десятки раз меньше средств – один ноль можно зачеркнуть.

Сырьё сильно подешевело. Но при этом оно осталось органическим.

В разных странах существуют различные организации, которые сертифицируют органическую косметику. На упаковке косметического средства ищите эмблему организации, которая сертифицировала этот продукт.

Доступнее и дешевле

Ольга Фем: То есть “эко-ромашек на всех не хватает” – это уже устаревшая информация. И сейчас органическая косметика стала более доступной без потери качества.

Юлия Гагарина: Да! Без потери качества, более того – качество растёт. Потому что большие концерны, которые производят сырьё, заинтересованны в том, чтобы у них покупали.

Большие концерны продающие косметику, заинтересованы дать клиенту то, что клиент спрашивает: “Дайте мне натуральный органический продукт!”. Этот взаимный спрос раскачивает рынок, и мы получаем продукт. Это как высокая технология, которая стала за доступные деньги.

Ольга Фем: Как с любой технологией. Мобильные телефоны когда-то могли позволить себе только богатые люди, а сейчас у каждой бабушки есть мобильный телефон.

Юлия Гагарина: Абсолютно правильно. И сейчас всё идёт к тому, что органика, которая раньше относилась к классу элит, уходит в массмаркет, при этом оставаясь качественным органическим продуктом.

Ещё одна замечательная штука – есть посыл: “дайте мне органическое, но эффективное, я хочу продавать его много”, и не только людям, для которых “ЗОЖ – наше всё”, но и обычной девочке, которая хочет результат, а не процесс.

Поэтому начали синтезировать, ту же гиалуроновую кислоту можно купить с органическим сертификатом, при этом она будет стоит совсем немножечко, на $100 дороже в килограммах, чем неорганическая гиалуроновая кислота.

Сейчас подползают тихой сапой к тому, чтобы… ну пептидов органических ещё нет, но может быть, как-нибудь они и дойдут технологически до этого.

Сейчас есть протеины, которые работают. Они низкомолекулярные, их вес меньше 500 дальтон, это уже очень хорошо, они хорошо проникают и при этом являются органическими продуктами, полученными из злаков, молока. В общем это очень интересные вещи.

Вплоть до того, что органика заползает на территорию того, что раньше было только биосинтезом и никогда не было органикой.

Допустим, есть витамин С, который не органический, а есть витамин С органический, пищевой – аскорбил гликозид.

Он с органическим сертификатом, работает вполне сравнимо с коевой кислотой, которая никогда не будет органикой. Но стоит он пока дорого. Да, его делают только в Японии, но есть! Пройдёт ещё лет 10, будет ещё интереснее на рынке.

Какие проблемы органической косметике не по зубам

Ольга Фем: Раз уж мы затронули вопрос эффективности. Есть мнение, что органическая косметика малоэффективна в устранении серьёзных проблем, таких как акне, пигментация, розацеа.

То есть напитать и увлажнить здоровую кожу – пожалуйста. Если клиенту важна безопасность, например беременные, кормящие – прекрасно. Но если важна эффективность, то нужны средства с компонентами, полученными с помощью биотехнологий или путём химического синтеза, которые обычно запрещены к использованию в органике.

И честно говоря, когда ко мне обращается  женщина, которая хочет избавиться от пигментации, я как косметолог, скорее сделаю выбор в пользу неорганических средств, например с той же коевой кислотой.

Да, я объясню, что этот компонент считается токсичным, он не полезен, но он работает, он отбеливает, и мы довольно скоро получим хороший результат.

А что касается натуральной косметики… я знаю, что есть растительные экстракты, которые могут влиять на меланогенез, но также я понимаю, что это работает очень медленно, и человек может просто не дождаться результата. Клиенту обычно хочется побыстрей.

Юлия Гагарина: Над этим работают. Вот серьёзно, работают. Буквально каждый год появляются эффективные штуки, которые имеют органический сертификат.

Но это пошло буквально последние 3-4 года. То есть по сути, “а вот покажите мне бренд профессионалки органической, ткните мне на него пальцем”, этого ещё нет, потому что это длинный процесс – оттестировать, ввезти, сертифицировать.

То есть мы в начале пути. Я думаю, что через какое-то время будут появляться такие профессиональные бренды.

Понятно, что заболевания надо лечить. Там не про органику. Но если мы корректируем незначительные проблемы, тогда органика вполне работает.

Ольга Фем: Какие? Что например можно корректировать?

Юлия Гагарина: Акне до 2 степени вполне можно! Про акне вообще вопрос сейчас не стоит.

Ольга Фем: Розацеа?

Юлия Гагарина:  Как ни странно, с розацеа тоже вопросы не стоят. Сейчас появляется  такой тренд – anti-pollution, чувствительность кожи, и розацеа тоже входит в этот пул.

Потому что количество людей с розацеа  растёт во всём мире. Швейцарцы разрабатывают, французы разрабатывают такие ингредиенты и они сертифицированы как органические.

Как мы делаем органику более эффективной

Юлия Гагарина: Есть ингредиенты, которые не имеют сертификата.

Тут у нас есть хитрость. Я почему говорю, что можно сделать косметику салонного класса? Когда получаешь органический сертификат на продукт, не обязательно иметь органический сертификат на всё сырьё. Я могу сделать исключение.

Например, мне хочется ввести какой-нибудь компонент, очень высокоактивный, который получен из растительного сырья, но без сертификата.

Если мне производитель этого сырья или выращенного из бактерий лизата, даст документы, заполнит огромные анкеты, предоставит тесты, что там нет ГМО, что сырьё растительное, выросло на чистой территории…

Там действительно сложно. Но если они на это идут и дают мне эти бумажки, я это несу в сертифицирующий орган,  и они говорят ОК! Готовый продукт у тебя всё равно будет органика.

И ты берёшь ингредиент, который не органика, но он работает и делаешь органический продукт. Работающий, активный, хороший, эффективный.

Ольга Фем: В общем мы сейчас на пути к более эффективной органической косметике.

Юлия Гагарина: Да, конечно! Нам оставляют эту лазейку для того, чтобы нас проверили, убедились, что сырьё действительно хорошо сделано, к нему претензий нет.  Да это сырье не сертифицировали, в него не вложились, но если оно попадает под все критерии – ОК! Почему нет?! Дают такую возможность сертификации.

Почему органическая косметика плохо пахнет

Ольга Фем: Такой деликатный вопрос… почему у натуральной и особенно у органической косметики зачастую резковатый и прямо скажем неприятный запах? И я даже заметила тенденцию, что более дорогие средства, как правило, более вонючие. 🙂

Юлия Гагарина: Это как с хорошим выдержанным сыром, да? 🙂

Смотрите, когда вкусно пахнет, это, как правило, синтезированные молекулы, чистые, отобранные, всё невкусное оттуда убрали. А органику тебе дают такую какая она есть.

Очень много ограничений для парфюмера. Ты можешь использовать экстракты, можешь использовать отдельные молекулы, выделенные из эфирного масла. Там всё очень нежно, и я преклоняюсь перед парфюмерами, что они вообще хоть что-то могут сделать по этим стандартам!

И получается, что у сырья, как у вина или у сыра меняется запах. Парфюмерная композиция состоит из растительных частей – кусочек эфирного масла, кусочек чистого экстракта, кусочек ещё каких-то молекул от эфиров, и получается, что база, которая закрепляет этот запах, она тоже натуральная – за этим очень внимательно следят.

И это всё живёт и зреет! Получается букет, который созревает, стареет. В общем он живёт своей жизнью как вино или сыр.

Получается, что эту композицию тебе сделали, отдали, и вот она первый месяц пахнет так, потом раскрывается букет и запах становится другим. Когда ты вводишь это в крем, соответственно и крем тоже зреет по мере того как живёт эта композиция.

Хорошо это или плохо? С одной стороны это хорошо, потому что вы точно знаете, что там нет ничего искусственного.

Ольга Фем: То есть резковатый запах нам как-бы показывает, что это действительно органика.

Юлия Гагарина: Да. Но это плохо для тех, кому важен букет, но увы и ах, тут надо выбирать.

Ольга Фем: То есть это невозможно – либо органика, либо приятный запах.

Юлия Гагарина: Или ты делаешь без запаха, но без запаха люди плохо покупают. Люди хотят, чтобы хоть какой-то запах всё-таки был. Такая у нас дилемма. Она не разрешима, увы и ах.

Ольга Фем: Человек, который покупает органику,  должен понимать – мало того, что у органической косметики может быть резковатый запах,  этот запах может ещё и меняться со временем. То есть вы купили крем, начали пользоваться, а через месяц крем пахнет уже не так как вначале и это не значит, что он испортился.

Юлия Гагарина: Нет, это просто жизнь такая у крема.

Ольга Фем: Он живой, он живёт, он меняет запахи. И тут возникает следующий вопрос. Почему крем из другой партии может пахнуть совсем иначе? Бывает, девушка покупает крем, он заканчивается, девушка снова покупает этот крем, но у любимого крема уже другой запах! Почему?

Юлия Гагарина: Я могу делать новую партию через полтора-два месяца и она у меня будет немножко по-другому пахнуть. Потому что парфюмерная композиция за это время развивалась. Развился букет. Отдушка хранится 2 года. Представляете, за эти 2 года идёт такая вот динамика в развитии запаха.

Ольга Фем: Живая косметика!

Что ещё полезного почитать:

Косметолога.нет

Оставить комментарий

avatar
Татьяна
Татьяна

Ольга,здравствуйте. Что вы думаете о бренде Dr.Hauschca? У них есть проф.уход.

Наташа
Наташа

Ольга, спасибо за полезную информацию. Какие органические средства Вы используете? Интересен Ваш обзор таких косметических продуктов)